Центр слуха «Раменский»
Компания «Арго» в Жуковском
ООО «Поиск-Аудит»
Школа интенсивного развития «Лидер»

читать все наши новости

Рассуждения о "Читках" в театре "Стрела" г.о.Жуковский

Показания свидетеля.
В драматическом театре "Стрела" появилась новая форма зрелищ- "Читки по четвергам".
Театр "Стрела" экспериментирует. Сценическое искусство и драматургическое - это не одно и тоже. Есть такие пьесы, которые никогда не видели ни одну сцену. Но есть такие современные пьесы, которые хочется прочесть, понять, поделиться ими со зрителем. Появляются пьесы спорные, неоднозначные, у режиссёров возникает желание "проверить" их на зрителя, определить - стоит ли за них браться. Интересен ли зрителю текст? Театр "Стрела" решил расширить свой "литературный портфель".
Со времён К.С.Станиславского, да и раньше, в театрах устраивались читки пьес. Определённых правил нет. Каждый коллектив, так или иначе, взявшийся за такое дело, сам выбирает или придумывает форму "читки".
В первой декаде октября в "Стреле" состоялась читка пьесы Дмитрия Данилова "Свидетельские показания". Дмитрий Данилов - наш современник, драматург, писатель, поэт. Его произведения переведены на многие иностранные языки, он - лауреат нескольких российских и зарубежных премий. Пьеса Данилова "Свидетельские показания" вошла в шорт-лист 16-того Международного драматургического конкурса "Действующие лица" в 2018 году, она опубликована в сборнике "Лучшие пьесы 2018 года".
"Свидетельские показания" - из разряда "философских пьес", то есть поднимает вопрос о существовании человека, о том, что значит его жизнь, что он сам значит? «Быть или не быть?» Бытует мнение, что пьеса хороша, если она хороша в прочтении. Этот текст хорош в прочтении. Вот почему режиссёр театра Сергей Золкин взял его для эксперимента.
В начале текста - ремарка: "Человек выпал из окна своей квартиры и разбился насмерть". В конце пьесы реплика, идущая рефреном: "Я ничего не могу о нём сказать". На протяжении всего действия персонажи дают показания невидимому и неслышимому следователю. По ответам людей, мы догадываемся, какие вопросы им задаёт следователь. По сути, вопрос один: "Что вы можете сказать о погибшем?" Персонажи никак не именуются. Образов, по сути, нет. Только обозначен их пол «м» и «ж». По их репликам мы можем определить их социальный статус, в какой-то степени, характер, отношение к погибшему и отношение к жизни в целом. Все показания, порой противоположные, скудны. Мало мы узнаём о человеке. Драматург будто ведёт читателя «по ложному следу»: вот-вот станет понятно, что был за человек, этот погибший, вот-вот станет ясно, почему он выпал из окна и т.д. Но в финале текста – «ловушка»! Мы слышим голос погибшего, который тоже обозначен всё лишь буквой «м». Он говорит следователю, который его не слышит, что прыгнул из-за скуки, что причин никаких для самоубийства не было. И в конце реплики: «…ничего не было. Ничего. И ничего нет и не будет». Важная мысль, которую передаёт нам погибший «м» такова: на том свете тоже ничего интересного, но зато можно летать.
После прочтения возникают экзистенциальные вопросы: А существуем ли мы вообще? А есть ли мир? Что человек оставляет после себя? Конечно, эта пьеса - об одиночестве.
Читка была не просто читкой по ролям. Это был литературный спектакль. Его хочется повторить. Были использованы микрофоны, музыка. Манера чтения колебалась между чтецкой и актёрской. В этом было своеобразие и привлекательность действия. Зрители-слушатели были погружены в происходящее, забывая, что это реальность художественная. В конце чтения пьесы вышел режиссёр Сергей Золкин и прочёл последний монолог главного героя – погибшего. Приём был оправдан, ведь сам погибший тоже выступает «режиссёром» ситуации.
Первая «читка» вызвала большой интерес у зрителя, судя по раскупленным билетам на следующую читку. Мы продолжаем два четверга в месяц «читать» разные современные пьесы. Спорные, скандальные, пьесы «для всех» и «не для всех». Главная задача режиссёра проекта Сергея Золкина, чтобы пьеса была из списка «хорошей литературы», заставляющей думать и сопереживать.

Завлит театра «Стрела»
Наталья Корнева